26 Вересня, 2022 11:21 pm

    Вранці зустріла у під’їзді консьєржку. Мила підлогу на першому поверсі. Я розгубилася, думала, вона поїхала давно…

    Подаємо мовою оригіналу:

    Утром встретила в подъезде консьержку. Мыла полы на первом этаже.

    Я растерялась, думала она уехала давно. Стыдно стало, я уже почти месяц в Харькове, а на уборку ни разу “не сдавала”.

    – Ой, Михална, – говорю, – А вы работаете?
    – Здравствуй миленькая, – улыбается Михална, – Да прихожу вот иногда, а то, как же вы тут без меня.

    Аккуратненькая такая, миниатюрная, лет 65 ей, наверное.
    – А как же ваша зарплата, – спрашиваю, – Нас же тут от силы десять квартир живет.
    – Двенадцать, – строго уточняет Михална и добавляет, – Да какая там зарплата, война же.

    Оказалось, что она “просто так” пару раз в неделю заглядывает в наш подъезд – лифты моет, цветы на этажах поливает “чтобы жизнь была”.

    У меня ком в горле.

    Протягиваю ей сто гривен “простите что мало, ну может хоть мороженым себя побалуете”. И глупо так себя чувствую, очень.

    Михална брать не хочет, сопротивляется. В карманчик ей сунула.
    Возвращаюсь от мамы, а она, представляете, тамбур мне помыла.
    Говорю, ну зачем вы это, ну господи..

    А она:
    – Ничего, миленькая, мне несложно, а тебе приятно будет, чистенько так, как будто и нет войны, как будто мир.

    Я не удержалась, расплакалась.

    И знаете, что. Эту страну нельзя победить.

    Слышите вы, твари. Срущие и жрущие в одном месте, тырящие трусы и стреляющие в стариков.
    Вы можете нас оккупировать, держать в страхе, в ужасе, можете бросать бомбы на спящий город… Но.
    Но победить нас невозможно.

    Анна Гин